Пример сочинения ЕГЭ по тексту В.В. Конецкого

Views: 7964

(1)Шаталов растопил печку, сам уселся на стул верхом и закурил. (2)Боль в костях усилилась, монотонная, нудная…

(3)Все неприятности начались тогда же, когда он заработал этот треклятый ревмокардит. (4)Удивительно глупо бывает иногда: маленький, рядовой случай становится водоразделом целой судьбы.

(5)Шаталов — в те времена старший лейтенант, штурман гидрографического судна — запустил отчётную документацию и неделю не вылезал из каюты, занимаясь журналами боевой подготовки, актами на списание шкиперского и штурманского имущества, конспектами занятий с личным составом. (6)От бесконечных «разделов», «подразделов», «параграфов» и «примечаний» уже рябило в глазах и почему-то чесалось за шиворотом. (7)Сроки сдачи документации надвигались неумолимо, командир корабля при встрече хмурил брови, а конца работе всё не было видно.

(8)И вдруг приказ выходить в море: где-то на островке испортился автоматический маяк, и надо было сменить горелку. (9)Осенняя Балтика штормила, но штурман ликовал. (10)Он был молод. (11)Он козлом прыгал от компаса к карте, от радиопеленгатора к эхолоту: ведь никто теперь не мог загнать его в каюту и заставить писать акты инвентарной комиссии — он вёл корабль через штормовое море!

(12)Островок был замкнут в кольцо прибоя, но штурман вызвался идти туда на вельботе. (13)Он уверил командира в том, что уже неоднократно высаживался здесь, что знает проходы в прибрежных камнях. (14)Он никогда даже близко здесь не был и не ведал никаких проходов. (15)3ато он хорошо понимал, что срок сдачи документации будет продлён, если удастся наладить маяк, не дожидаясь ослабления штормового ветра.

(16)Нет, это не была совсем уж отчаянная авантюра. (17)Шаталов был хорошим моряком и румпель вельбота чувствовал не только ладонью, но и всем своим существом. (18)Просто судьба изменила… (19)Он потерял ориентировку среди волн, бурунов, завес из брызг…

(20)Навсегда запомнились скользкий блеск на миг обнажившегося камня под самым бортом вельбота, удар, треск ломающихся вёсел, перекошенные рты на матросских лицах и рык ветра… (21)Только чудом никто не погиб. (22)Израненные, простывшие, они больше суток провели на островке, пока не затих шторм.

(23)Хотя Шаталов маячного огня и не зажёг, но от документации избавился: угодил на полгода в госпиталь. (24)3а неоправданное лихачество ему не присвоили очередное звание, а когда началось новое сокращение вооружённых сил, демобилизовали одним из первых.

(По В. Конецкому)

*Виктор Викторович Конецкий (1929-2002) — капитан дальнего пла­ва­ния, прозаик, сценарист. В своих произведениях отразил жизнь моряков-полярников.

Излишняя самоуверенность. К чему она может привести? Именно эту проблему поднимает В.В. Конецкий в предложенном для анализа тексте.

Размышляя над поставленным вопросом, автор текста приводит пример из жизни штурмана географического судна Шаталова, который из-за большого объёма не успевал сдать документацию. Конечно, это держало в напряжении Шаталова, поэтому, как подчёркивает прозаик, он был несказанно рад внезапно появившейся возможности отвлечься от этой скучной работы, выйдя в море. И, чтобы продлить срок сдачи документации, штурман решил «наладить маяк, не дожидаясь ослабления штормового ветра», несмотря на то, что «никогда даже близко здесь не был и не ведал никаких проходов». Между тем, он уверил командира корабля в том, что прекрасно знает проходы в прибрежных камнях. Автор с уверенностью говорит о том, что это было не крайне рискованное решение, поскольку Шаталов был хорошим моряком. Однако в этот раз судьба ему изменила, и, как показывает В.В. Конецкий, Шаталову пришлось поплатиться за чрезмерную самоуверенность: он потерял ориентировку, вельбот был разрушен, и лишь благодаря счастливой случайности никто не погиб. Шаталов был демобилизован.

Позиция автора текста по поднятой проблеме выражена ясно и однозначно: излишняя самоуверенность может навредить не только самому человеку, но и окружающим его лицам.

Я согласна с позицией автора данного текста и тоже считаю: из-за чересчур завышенной самооценки человек может нанести ущерб себе и другим.

Об этом неоднократно говорили в своих произведениях русские писатели-классики. Вспомним роман Л.Н. Толстого «Война и мир», одним из героев которого является Анатоль Курагин. Этот человек – эгоист, что доказывает, например, его попытка похитить Наташу Ростову. Его совершенно не волнует ни то, что Наташа помолвлена с Андреем Болконским, ни то, что он сам женат. Анатоль не думает о благополучии Наташи, он хочет лишь заполучить её, потому что она понравилась ему внешне. К счастью, свой план похищения ему осуществить так и не удалось, но всё равно по вине Анатоля Наташа Ростова разорвала помолвку со своим женихом. Потом она очень сильно страдала из-за своей ошибки, страдал и Андрей Болконский. Но всё это Анатоля не волновало. Анатолю и в голову не приходила мысль о том, что он может поступать неправильно. Он был убеждён: так же, как и утка сотворена для того, чтобы плавать в пруду, так же и он, Анатоль, сотворён Богом, чтобы занимать высшее положение в обществе. Он считал себя одним из лучших (если не лучшим), и, по его мнению, по-другому и быть не могло. Он не понимал, что своим эгоистичным поведением он вредит не только окружающим, но и себе. Духовный мир Анатоля крайне ограничен, его интересуют лишь материальные ценности, но не духовные. А человек, поставивший материальные ценности на первое место по сравнению с духовными, счастливым быть не может. Таким образом, человек с чересчур завышенным самомнением наносит вред себе и окружающим.

В III веке до нашей эры по приказу Птолемея Филадельфа был построен знаменитый александрийский маяк. На мраморных плитах маяка самолюбивый фараон приказал выбить своё имя. Но настоящий строитель Сострат был слишком горд своей прекрасной работой, поэтому сначала на мраморе он высек своё имя, затем налепил туда толстый слой штукатурки, на котором написал имя египетского правителя. Если бы он этого не сделал, Птолемей Филадельф, вероятно, убил бы его, не чувствуя никаких зазрений совести: как же, он ведь фараон, ему можно всё! Можно сказать, что таким высоким самомнением он навредил Сострату, ведь долгое время никто не знал, кто настоящий творец александрийского маяка. С другой стороны, со временем штукатурка осыпалась, и мир узнал, кем на самом деле был великий архитектор. И теперь, зная о постыдном поступке египетского фараона, никто не станет с уважением думать о нём, поэтому можно сказать, что Птолемей Филадельф навредил, в первую очередь, самому себе. Следовательно, люди с завышенным самомнением вредят не только другим людям, но и себе.

В заключение важно отметить: любому человеку важно обладать высокой самооценкой, но она не должна стать завышенной, ведь завышенная самооценка вредит и самому человеку, и другим людям. И вред этот может быть как физическим, так и моральным.

Какие ещё проблемы поставлены автором данного текста?

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *